ГлавнаяАвторыНемного историиКак опубликоваться

     

      

 Фотографии старого Череповца

Э. В. Лукичева

ЧЕРЕПОВЕЦ ИЛИ ЧЕРЕПОВЕЦ?

      Этимология названия города привлекала внимание ученых не однажды. Однако бесспорного решения этого вопроса нет и до сих пор[1]. Древнейший топоним Череповесь (Череповьсь) первоначально служил обозначением целой округи, в которую входили водный источник и прилегающие к нему земли с поселениями. Именно такой широкий смысл содержится в первых фиксациях слова — жалованных грамотах князей Воскресенскому монастырю: “...пожаловал есмь монастырь в Череповси святого Воскресения” (1449 год); “...в моей отчине в Череповси Федосьевское сельцо, да Стефановское, да Чудца...” (грамота не датирована)[2]; “...повезут к Москве рыбу... от Воскресенья с Череповси да от Николы с Ковжи...” (1504 год)[3].
      Разгадку происхождения топонима, думается, надо начинать с исследования форманта — весь, который в ранних источниках представлен большей частью в косвенных падежах географических названий (в Черепо-вьси, Арбуже-вьси, Мало-вьси, Луко-вьсы). Возможно, он восходит к древнейшей форме финно-угорского uesi со значением “вода”. Вопрос ждет новых исследований. При его решении следует, помимо прочего, обратить внимание на морфемную структуру ранее соотносимых с топонимом слов — чертовский и черепане, попытаться выявить закономерности первоначального словообразования.
      В последнее время наблюдается стремление краеведов нашего города вернуть его названию прежнее звучание, то есть с ударением на втором слоге — ЧереповЕц. Но почему же изменилось первоначальное произношение топонима? Задача данной работы и состоит в том, чтобы проследить перемещение ударения в слове Череповец на конечный слог.
      Ударение на втором слоге было исконным и удерживалось до тех пор, пока функционировала первоначальная форма прилагательного — череповский (произносилось: черёповский, черёпоськой). Прилагательное на -вский зафиксировано уже в упомянутых грамотах XV века: “...пожаловал есмь попов Воскресенских соборных Череповского монастыря...”, “...от своего стану от Череповского отнял”; “...в Череповской волости...”. Такая форма бытует и в разговорной речи, и выступает как преобладающая в официальных деловых бумагах вплоть до 20-х годов XX века, о чем свидетельствуют “Журналы Череповского уездного собрания”, газета “Новгородские ведомости”, “Памятные книжки Новгородской губернии”, журналы и акты Новгородского епархиального съезда депутатов и духовенства и многие другие источники, хранящиеся в Череповецком краеведческом музее. Например, в “Журналах Череповского уездного собрания” (с 1861 по 1881 год) данное прилагательное выступает только в форме на -вский:
      Череповский уезд, череповское земство, череповская земская управа и т. д. В “Новгородских епархиальных ведомостях” № 1, январь 1895 года (издание 1896 года) — то же самое. Интересны надписи на книгах, хранящихся в Череповецком музее: “... 1832 г., авг. 20 дня куплена [книга] в Череповский Воскресенский собор...”[4]; “Из книг череповского мещанина...” (почерк XIX века)[5] и др.
      В конце XIX — начале XX века в заголовках документов и брошюр стала выступать форма на -вецкий (возможно, некоторые документы были озаглавлены позднее их составления), но на страницах текстов продолжала функционировать форма на -вский (например: Грязнов Павел. Опыт сравнительного изучения гигиенических условий крестьянского быта и медико-топография Череповецкого уезда. СПб., 1880. В тексте этой диссертации читаем: “...служба в Череповском земстве, Череповский уезд” и т. д. Журналы земского собрания за 1903 год озаглавлены как Череповецкие, а в тексте (см. с. 52, 68, 89, 91, 95, 102, 104, 113 и др.) — старая форма прилагательного). Итак, в оформлении заголовков документов конца XIX века обнаруживаем стремление к четкости структурно-словообразовательных соотношений прилагательного с существительным: Череповец — череповецкий. (Ср.: образование прилагательного от существительного на -ец с помощью суффикса -к- молодец — молодецкий, Елец — елецкий и т. п.) В речи образованных людей оно проявлялось и в XVIII веке; например: “Вкладом полагаю [книгу. — Э. Д.] в Череповецкий Воскресенский собор. Протоиерей Алексей Образцов” (почерк XVIII века)[6]. “Сия книга куплена в Череповецком посаде иереем Череповецкого Воскресенского собора Лукою Петровым 7 дня декабря 1794 г.”[7].
      В 1920-е годы в связи с повышением грамотности и общеобразовательного уровня населения тенденция к четким структурно-грамматическим соотношениям стала ведущей, вследствие чего в письменной речи новая форма прилагательного вытеснила старую. В устной речи активно функционировала старая форма прилагательного, имевшая ударение на том же слоге, что и существительное: ЧерЕповец — черёповский (Черёповец — черёповский). Она поддерживала акцент названия города. Новая форма прилагательного такую поддержку оказывать не могла, ибо, как многосложная, она подчинилась лингвистическому закону смещения ударения к концу слова (ср.: Астрахань — АстрахАнский, БЕлгород — БелгорОдский. ЧерЕповец — ЧереповЕцкий).
      В 1940—1950-е годы стало активно утверждаться произношение топонима Череповец с ударением на конце слова вследствие влияния акцента прилагательного на акцент существительного: ЧереповЕц — череповЕцкий. Активизации процесса способствовало то, что к середине столетия в Череповце развернулось строительство мощного металлургического завода, название которого, как и имя города, стало часто звучать по радио и телевидению. Новая огласовка топонима в силу объективных языковых и внеязыковых причин стала массовой, общеупотребительной как в речи приехавших со всех концов страны строителей, металлургов, технической интеллигенции, так и в речи местного населения. Произношение с акцентом на конце слова укрепилось как норма. Приятное многим коренным жителям звучание топонима с ударением на втором слоге оказалось постепенно исчезающим акцентологическим вариантом. Вряд ли удастся его удержать.
      Каждый факт истории, в том числе и истории языка, заслуживает внимания и ждет освещения исследователями. Надо надеяться, что новые поколения наших земляков обратятся к выяснению происхождения слова Череповец, его структуры и звуковых форм в их историческом развитии.

Ссылка на первоисточник 

______________________________________________________

 

ПРИМЕЧАНИЯ

      1. Лукичева Э. В. О происхождении некоторых топонимов Белозерья с компонентом — весь — eey // Проблемы русской ономастики. Вологда. 1985. С. 38—48; Попов А. И. Следы времен минувших. Л. 1981. С. 104—105; Фасмер Т. М. Этимологический словарь русского языка. Т. IV. М. 1973. С. 341; Чайкина Ю. И. Словарь географических названий Вологодской области. Изд. 2. Вологда. 1993. С. 390; Ященко А. И. О происхождении названия “Череповец” и ударении в этом слове // Активизация методов преподавания русского языка и литературы. Вологда. 1963. С. 68—72 и др.
      2. История Российской иерархии. Ч. VI. М. 1815. С. 671, 673, 677.
      3. ААЭ. Т. 1. 1294—1598. СПб., 1856. № 140. С. 112.
     4. Каталог русских книг гражданской печати XVIII в. Череповецкого краеведческого музея / Сост. Н. П. Дробова. Череповец. 1980. С. 92.
      5 Там же. С. 27.
      6 Там же. С. 49.
      7 Там же. С. 84.

      Форум            Друзья сайта

     

Внимание, любое копирование материалов данного сайта

допустимо только при наличии ссылки на наш сайт:

http://cherepovesi.ru

     

 

 

  

 

 PR-CY.ru